Главная / Опрос / Книжный клуб: Курская писательница Ирина Аниканова о книге про войну, коммерческой поэзии, знакомстве с Андреем Хмелевским

Книжный клуб: Курская писательница Ирина Аниканова о книге про войну, коммерческой поэзии, знакомстве с Андреем Хмелевским

Курская писательница Ирина Аниканова о книге про войну, коммерческой поэзии, знакомстве с Андреем Хмелевским | ГТРК «Курск» - новости Курска и Курской области - https://gtrkkursk.ru

Наш сегодняшний герой — поэтесса, прозаик, победитель международных литературных конкурсов Ирина Аниканова. Она пишет о своей жизни, о судьбе близких и тех, с кем лично не была знакома, но чьи истории задели струны  души.

— Где вы впервые  напечатались?

— Во льговских газетах. Спустя время попала на страницы областного альманаха. Тогда собирали стихи для выпуска, среди них оказались и мои. А вообще, моя сложная служба привела меня в официальную  литературу.

— Вы работали в  милиции?

— Да. Начальником подразделения по делам несовершеннолетних. Ушла на пенсию в звании майора. Должна вам сказать, работа весьма сложная, если бы не увлечение поэзией, психологически было бы гораздо сложнее. У меня очень много стихотворений, которые посвящаются нелегкому труду простого полицейского.
Поэзия для меня во все времена была от всех бед лекарством. Я со школы поняла, что могу изливать свои чувства на  бумаге.

— Как вы издали свои первые книги? Пришли и сказали « Вот мне надо издать? »

— Да, пришла и сказала. И пришла к своему коллеге. К Николаю Пахомову . Я к нему пришла и говорю «Посоветуйте, где издать». Он говорит «У нас в «Славянке». Привел. Юрий Першин согласился быть редактором. Первые мои издания — 100  экземпляров.

— Какие литературные новинки можете сейчас  презентовать?

— Книга «Война и есть война». По поводу нее очень много споров. А вообще, не только по поводу этой книги: по поводу прозы, поэзии, посвященных военному периоду. Есть люди, которые кричат «Да какое право ты имеешь писать о войне? Ты ее не видела!» О той войне, которую я не видела, я старалась и не писать. Я писала о войне, которую я переживала внутри себя. У меня оба деда — фронтовики. Дед по материнской линии делился своими историями о войне. Его воспоминания легли в основу моего рассказа “По дороге с войны”. Дед рассказывал, как он возвращался из госпиталя и встретил в поле раненого в ногу немца, отставшего от своих. Это было после освобождения Курской области. Дед мой поначалу хотел его убить, а потом посчитал, что это не подвиг: убить раненного врага. Он швырнул ему кусок недоеденной лепешки, тот трясущимися руками эту лепешку взял. Этот рассказ принимал участие во всероссийском литературном конкурсе “Герои великой Победы”. Дошел до полуфинала. Я свою прозу не очень ценю. У меня нет больших успехов на конкурсах с  прозой.

— Вы оцениваете успех произведения по количеству наград или по тому, как оно тронуло  читателя?

— И то, и то важно. Я знаю, что читателю нравятся мои произведения. И проза, и поэзия. У меня есть стихотворение “Ордена”, оно публиковалось еще в 90-х в газете. А когда оно публиковалось в этой книге (“Война и есть война”) претерпело немного редакцию и мы одно четверостишие исключили. В новой редакции я опубликовала стихотворение в соцсетях и вдруг мне пишет моя землячка, пожилая женщина: “Я ваше стихотворение помню, там было еще одно четверостишие!” И она его приводит! Но опять-таки саму себя оценивать как поэтессу мне страшно. Мне хотелось бы измерить свой талант количеством литературных заслуг. Я с удовольствием участвую во всех литературных конкурсах, которые  вижу.

— Вы пишете только стихотворения и  рассказы?

— Прибегала я и к такому жанру как поэма. Одна из моих поэм в книге “Война и есть война” “О долге и чести” очень дорога моему сердцу. Она посвящена жизни и подвигу моего хорошего знакомого. Герою России посмертно. Андрею Хмелевскому. Мы были знакомы со студенческих лет. Еще когда я училась на истфаке, а он — в училище связи. Совершенно случайно нас свела судьба. На реке он занимался туризмом, а у нас была археологическая практика. Гроза начиналась, а они плыли в этот момент на байдарках и причалили к нашему лагерю. И вот так вот познакомились. Андрей был неординарным юношей. Почему возник взаимный интерес? Несмотря на то, что он был гораздо младше меня, про таких говорят “ума палата”. Он столько много читал… читал все подряд. Никогда не забуду фразу его… он рассказывал, как прочитал Валентина Пикуля “Крейсера”. Я на тот момент его не читала, но Андрей так увлеченно рассказывал мне содержание романа: там один из героев во времена русско-японской войны был вынужден сдаться противнику в плен. И вот этот парнишка, Андрей Хмелевской, говорит мне “Я бы в плен никогда не сдался!” И получилось так, что судьба ему предоставила выбор в Чечне… не сдался. Рванул  гранату.

— Получается, книга «Война и есть война» не только про Великую  Отечественную?

— Совсем нет. Здесь про защитников нашего Отечества в разные временные промежутки. Есть и стихотворение, посвященное Юрию Ворновскому, Герою России посмертно. Это белгородский парень. Воин — срочник. Погиб во время разведывательной операции в ущелье. В Чечне. Я лично не знала этого парня. Была как-то в Белгороде, там в день ВДВ ему открывали бюст и маме его предоставили слово, обыкновенная женщина из деревни… Она говорила так, что я остановилась и слушала каждое ее слово. Конечно, все рыдали. И я в том числе. Этот эпизод засел у меня в мыслях. Вернулась домой и написала стихотворение. Через соцсети связалась с ней. Отправила ей стихотворение, посвященное ее сыну. Вижу — прочитала, а в ответ — тишина. Думаю, вдруг не довольна чем-то или оскорбилась. Через несколько часов пишет «Вы меня извините, что я не сразу ответила, я долго плакала…»
Потом с этим стихотворением в 2018 году я приняла участие в «Ярмарке русских талантов». Привезла оттуда диплом первой  степени.

«Не миновать того, что суждено…
И все друзья твои уже женаты,
Подруги тоже замужем давно
И провожают сыновей в  солдаты.

Сегодня тишь в ущельях Чёрных гор,
Густой туман клубится над Аргуном.
Но блок-посты не дремлют до сих пор.
 И, душу разрывая, стонут  струны.

Ведь ты живёшь и в песнях, и в стихах,
В скульптурных ликах и названьях улиц,
В турнирах, фестивалях и сердцах
Друзей, что с той войны домой вернулись». (Ирина Аниканова. «Война, она и есть  война»).

— У вас так много наград литературных на  груди…

— Я участвую во многих конкурсах, но так получается, что не обо всех мы оповещены. Случайно в Интернете найдешь конкурс и решаешь принять участие. Например, конкурс «Герои великой Победы». В 2020 году стала победителем. Было около 16 тысяч заявок на участие, приняли около 9 тысяч. А вот эта медаль — За заслуги в военно-патриотическом движении. Ее учредил генерал Пуликовский. Вот как ею не гордиться? Хотя многие мои коллеги по перу скептически относились к тому, что книга о войне женщиной написана. Но это все надо было  перестрадать.

— Как вы относитесь к  критике?

— Лично я к критике отношусь философски: даже великие не всем нравятся. Я не впадаю в творческую депрессию, услышав критические отзывы о своем произведении. Как говорил Пушкин: «Хвальбу и клевету приемли равнодушно!» Вот так и  делаем.

— Если говорить о поэзии. Есть мнение, что она изживает себя и будущее — за прозой. Потому что стихотворение выдерживается в рамках и ограничено в сюжете. Вам есть что ответить таким  людям?

— Я с этим не согласна. Конечно, поэзия загнана в определенные рамки. В том числе, в коммерческие. Раньше мы издавались за какие-то госденьги на бумаге. Сейчас — нет. Надо искать спонсоров, заниматься самоиздатом. Наши произведения до читателя доходят не так, как произведения наших предшественников.
У нас есть литературный альманах «Курский перекресток». Но он не продается нигде. Интернет нас выручает! Да, его ругают, но там есть любая информация: и растлевающая, и полезная. У многих наших поэтов и прозаиков есть свои  страницы.

— Получается, у региональных писателей прибавилось читателей благодаря  интернету?

—  Конечно.

— Самоиздат — это дорого, массмаркеты не берут книги наших авторов, я правильно  понимаю?

— Нет, в магазинах нереально продать свои книги. Высокая себестоимость издательства. Самоиздательство тоже загоняет в рамки — тиражи  маленькие.

— Ваш читатель — это кто? Можете составить  портрет?

— Разнообразны мои читатели. И по возрасту, и по социальному статусу…Среди моих подписчиков есть как студенты вузов, так и глубокие  пенсионеры.

— Получается, вы объединяете  поколения?

— Безусловно. Как и любой автор, не только  я.

— Вы пишете в первую очередь для себя или есть коммерческие  тексты?

— Наверное, мне это чести не делает, но есть поэзия на заказ. Когда тебя просят написать поздравления, сценарий для торжества в стихах и прочее. Я могу написать стихотворение под любой повод. Если не пользуется спросом поэзия, то зачем сценарий в стихах? Но даже к творчеству на заказ я отношусь с полной  самоотдачей.

— У вас есть читатели и за пределами нашего региона. Как вы считаете, курская литература сейчас на приемлемой ступени развития? Или чего-то не  хватает?

— Популяризации не хватает. Если бы тиражи наших произведений были бы побольше, мы бы сумели дойти до более широкого круга читателей. А так… вот до кого я дойду со 100 экземплярами? Мои коллеги по перу пишут авторитетно. Не просто так курское региональное отделение писателей несколько последних лет признавалось лучшим в России. Вот только финансирования не хватает. Но мы идем другим путем. Ходим по библиотекам и читаем свои произведения. Но мы никогда не напрашиваемся. Нас сами зовут. А значит, мы интересны, нас  читают.

« Война и есть война »  — ваша на данный момент последняя книга? Вы готовите что-то  еще?

— Да, готовлю материал новый. Не принято оглашать название, но это будет  лирика.

Алина Морозова

Смотрите также

Банк «Открытие»: 7% россиян считают, что сборная России по футболу станет чемпионом Европы

Более половины россиян надеются, что наша команда выйдет из группы в плей-офф, а 7% верят …